Как определяют при колоноскопии глубину поражения раком толстой кишкикое удаление аденокарциномы тол

Tkachenko, P. Milosavljevic, J. Regula Модератоы: Т. Милосавлиевич, Я.

Я – суперорганизм! Человек и его микробиом

В каждом из нас живет множество бактерий и вирусов-во рту, на коже, в кишечнике. Они помогают переваривать пищу и усваивать лекарства, влияют на нашу гормональную и иммунную системы и более того — даже на мозг! Все это сообщество микроорганизмов ученые назвали микробиомом.

Джон Тёрни рассказывает о самых последних исследованиях микробиома, о его возникновении, росте и роли в развитии самых разных болезней аллергии, диабета, желудочно-кишечных расстройств, рака и шизофрении. Прочтя эту книгу, вы, несомненно, по-новому ощутите свой организм, свое тело; по-новому посмотрите на себя как на личность. Кто я? Зеркало всегда готово напомнить. Вот он я без всякой одежды не беспокойтесь, я буду смотреть на это сомнительное зрелище один, чтобы вам этого делать не пришлось.

Я вижу перед собой бледное прямоходящее двуногое. Средних лет, мужского пола, со светлой кожей. Сравнительно высокое по человеческим меркам. С небольшой склонностью к сутулости. Мою жизнь по крайней мере до сих пор вполне можно назвать благословенной с медицинской точки зрения, что вообще свойственно поколению бэби-бумеров Запада.

Пока еще не видно особых признаков износа. Если вспомнить, каким я видел свое отражение 30 лет назад, можно заключить, что нынешняя моя версия делается всё упитаннее в поясе и ногти на ногах тоже, как я замечаю, становятся толще , а вот волосы редеют.

В остальном же я, пожалуй, выгляжу почти как прежде. Такая преемственность тела, такая его неизменность — одна из составляющих моего ощущения собственного Я. Человеческое тело, довольно крупное по масштабам земных существ, служит единицей индивидуальности. Нет-нет, я не имею в виду какие-то философские смыслы. Я — автономный субъект-человек, и это мое тело. Или тут уже начинается философия? Во всяком случае, я не рассматриваю сейчас мое индивидуальное Я как нечто уникальное.

Однако я чувствую уж не знаю, насколько это важно , что мельчайшую, ничтожнейшую, исчезающе малую долю вещества и энергии Вселенной, ту долю, которая и является мною, можно отделить от всего прочего. У той порции биомассы, которую я таскаю на себе или которая таскает меня на себе , имеются вполне обыкновенные отверстия, куда поступают вещества, а также отверстия, откуда вещества выходят. Если я хочу и дальше оставаться живым, это должно происходить с известной регулярностью.

Но мне представляется, что у данного тела есть довольно отчетливые границы. Похоже, оно довольно резко отличается от остального мира. Да, я поддерживаю сознательную связь с другими людьми главным образом благодаря языку. Более того, современные технологии позволяют мне связываться с тысячами людей, иной раз находящихся от меня очень далеко; возможности моих предков были в этом смысле куда скромнее.

Однако Я, связанное с другими, имеет и телесное воплощение. Я — биологическая сущность, человеческий организм. Признаться, я всегда ощущал это организменное Я сейчас нас таких около 7 миллиардов как корабль, выстроенный для одиночного плавания.

Такое же интуитивное представление разделяют со мной художники и поэты. Как выражался Орсон Уэллс, мы рождаемся в одиночку, живем в одиночку, умираем в одиночку. Далее он замечает, что любовь и дружба все-таки иногда делают жизнь сносной. Что ж, это верно. Однако, как выясняется, сама его предпосылка совершенно неверна. Наука вначале потихоньку, исподволь, а в последние десятилетия всё более настойчиво возражает этому мнению.

Вы, как и я, являетесь отдельным, индивидуальным человеком. Но мы не одни. У каждого из нас всегда есть спутники. И весьма многочисленные. Вы когда-нибудь заглядывали себе в рот? Нет, не с помощью зеркальца — с помощью микроскопа? Возможно, вы проделывали это в школе. Если забыли, то вот как это делается. Осторожно поскребите внутреннюю поверхность щеки чистой ватной палочкой, плоским концом зубочистки или просто ногтем, если у вас нет под рукой никаких других инструментов.

Даже при небольшом скажем, десятикратном увеличении вы увидите некоторые клетки. Они плоские — и не только из-за того, что расплющены между стеклами.

Плоское состояние вообще свойственно клеткам такого типа, принадлежащим ткани, которая называется чешуйчатым эпителием. Можно увидеть ядро, отвечающее за передачу наследственных инструкций краситель помечает, в частности, ДНК и отделенное от всего остального, то есть от цитоплазмы. Отдельная клетка при таком увеличении выглядит не очень-то впечатляюще. Тем не менее всякая клетка напоминает нам о потрясающем факте: каждый из нас — громадная высокоорганизованная коалиция множества таких клеток, крошечных частичек куда более крупного организма, которые, как правило, способны самостоятельно расти и делиться.

Таким образом, каждое прямоходящее млекопитающее состоит из своего рода элементарных частиц жизни, нужно лишь отойти от привычных нам повседневных масштабов. Начало этим частицам кладет одна-единственная — оплодотворенная яйцеклетка. Она растет и делится, в итоге порождая триллионы клеток и играя роль в поддержании существования высокоорганизованного ансамбля, то есть вас или меня.

Мало того. Прибавьте увеличение, и вы обнаружите под комьями эпителиальных клеток и вокруг них мелкие точки, окрашенные синим мы ведь добавили краситель. Это бактерии. Они окажутся в этой пробе, даже если вы используете не палец, а чистый ватный тампон. У вас во рту на внутренней поверхности щек, на языке, на зубах, деснах и т. Там тепло и влажно, к тому же вы постоянно добавляете туда питательные вещества. Да, полость рта — всего лишь промежуточная станция на пути в желудок.

Но все равно это отличное местечко для жизни, правда? Бактерии можно найти на любых других поверхностях вашего тела, в том числе на внутренних скажем, в кишечнике. До самого недавнего времени мало кто особенно задумывался о бактериях и других микробах, которым мы даем пристанище. Однако они сопровождают нас в течение всей нашей эволюции. Собственно бактерии вообще появились первыми. Они вплетены в нашу жизнь гораздо теснее, чем нам казалось до недавних пор. Они образуют сложные, меняющиеся сообщества, формируемые под влиянием жизни других наших клеток и сами влияющие на их жизнь.

Они играют неожиданно значительную роль в нашем пищеварении. Они вырабатывают необходимейшие витамины и другие ценные молекулы. Они расщепляют токсины и метаболизируют лекарства. Они оказывают невидимое воздействие на наши гормоны, на нашу иммунную систему, а может быть, и на наш мозг.

Кроме того, они совместными усилиями вытесняют другие, потенциально опасные микроорганизмы, заполняя собой экологические ниши, которые эти наши враги охотно заняли бы сами.

Не будь у нас этих многочисленных защитников, мы остро ощущали бы их отсутствие. Ученые называют весь этот ансамбль микробов, существующих как постоянные попутчики более крупного организма, микробиотой. Мой микробиом в такой же степени живой, как и я сам. Он развивается, реагирует на изменения, приспосабливается к окружающим условиям по мере того, как жизнь идет вперед; точно так же ведут себя собственные клетки моего организма.

И у вас происходит то же самое. Мы только-только начинаем разбираться в том, как это влияет на нашу жизнь и как вообще следует относиться к расширенному сообществу клеток, из которых мы состоим к сообществу, которое и является нами.

И тут нам помогают современные технологии, которые, прямо скажем, мощнее любого микроскопа. Мы рассматриваем микроскопические организмы уже лет триста, но лишь совсем недавно взглянули на них по-новому. Впервые геном человека полный набор генов, имеющийся в каждой нашей клетке был полностью прочитан, то есть секвенирован, лишь чуть больше десяти лет назад.

Это достижение позволило специалистам начать заниматься полномасштабным секвенированием в рутинном порядке. Конечно, нам предстоит еще многое узнать о наших генах и о том, как они функционируют.

Но уже сейчас мы точно знаем, как секвенировать большие количества ДНК. А это в свою очередь открывает нам удивительные возможности исследования мира микробов. Раньше биологи изучали микробы главным образом бактерии и вирусы по отдельности, одного за другим.

Сей девиз показывает, сколько усилий они вложили в изучение одного крошечного организма. Эти исследования базировались на солидной микробиологической практике, берущей начало еще в XIX столетии.

Поколения молекулярных генетиков XX века работали с колониями бактерий, выращенных из одной-единственной клетки в плоской чашке с питательным желе. В нелабораторных условиях микробы, разумеется, живут иначе. Поэтому такой исследовательский подход пригоден лишь для небольшой доли разновидностей микробов. Обычно бактерии, как и мы, обитают в мире, кишащем другими формами жизни. На теоретическом уровне мы давно это знали. ДНК-анализ принес нам множество новых открытий. Особенно это касается разнообразия и сложности микробной жизни.

В наши дни уже неважно, есть ли у вас чистый образец одной культуры.

Введение Организм, познакомься с суперорганизмом Кто я? Зеркало всегда готово напомнить. Вот он я без всякой одежды не беспокойтесь, я буду смотреть на это сомнительное зрелище один, чтобы вам этого делать не пришлось. Я вижу перед собой бледное прямоходящее двуногое.

Язвы глубокие и располагаются стула, что напоминает клиническую картину вдоль брыжеечного края. В поздних стадиях при остром аппендиците. Стул жидкий, иногда изъязвлена, в других случаях она бледная, с примесью крови. Температура тела может достигать ми язвами. При длительном цитарной формулы влево, лимфопения, хроническом течении заболевания возникает анэозинофилия. Поверхность слизистой оболочки образный отросток, а в подвздошной кишке покрыта язвами, участками некроза.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 10Live Аденокарцинома сигмовидной кишки T1N0M0 Yutaka Saito ESD OLYMPUS

Комментариев: 1

  1. ups:

    Людмила, я довольно крупный мальчик (не толстый) 93 кг. И от бутылки вина даже не пьянею. Научился распознавать по бутылкам и этикеткам где вино разлито, у нас или на месте производства. Если у нас, голова может болеть. Утром делаю медитацию, потом цигун, по дороге на работу, на светофорах массаж головы и лица. Вечером простукивание каналов и иглоукалывание. Так что живем пока…